Интересуетесь традициями, историей и культурой Востока? Подпишитесь на нашу rss-ленту!

    Путеводитель по тонкостям Востока

Дмитрий Матвеевич Позднеев. Биография. Часть вторая

Дмитрий Матвеевич Позднеев

Дмитрий Матвеевич Позднеев

Это вторая часть биографии Дмитрия Позднеева. Первую часть, повествующую о его практическом изучении Востока, а именно Китая и Японии, читайте тут.

По возвращении на родину в 1910 году, участвовал в организации Практической восточной академии в Петербурге, где после преподавал японский язык. Одним из его студентов был Н.И.Конрад, советский востоковед, будущий Академик АН СССР.
После революции 1917 г. Д. М. Позднеев продолжил свою педагогическую деятельность в Институте народного хозяйства имени Плеханова в Ленинграде, а с 1923 г. стал преподавать историю и экономику стран Востока в Военной Академии имени Фрунзе в Москве, куда ездил каждую неделю, несмотря на транспортные трудности. Для посадки в вагон велась предварительная подготовка, для чего вся семья отправлялась на вокзал. Молодые внедрялись в очередь и, втиснувшись в вагон, стремительно карабкались на ближайшую верхнюю полку, занимая ее для отца. Несмотря на немолодой возраст, Д. М. Позднеев не пропускал лекции в Военной Академии. Он продолжал много писать. В 1925 г. была опубликована его большая работа „Япония. Страна, население, история, политика“, в которой автор проявил себя глубоким знатоком „земли обильных полей риса“. Появление книги было вызвано практической необходимостью — следовало знать могущественного соседа.
Внучка Дмитрия Матвеевича, Н. Г. Кабанова, в своих воспоминаниях о Позднееве, писала:

«Поразительно, как он мог утруждать свой единственный глаз ежедневно помногу часов вырисовывая тончайшие детали иероглифов и вычитывая их в рукописях и книгах… Трудился он с раннего утра до позднего вечера. Я так и запомнила его за письменным столом с неизменной трубкой во рту, в маленькой бархатной шапочке („лысина мерзнет“), иногда с большой лупой в руках. Казалось, дед совсем не утомлялся. Ему было достаточно прилечь минут на пятнадцать, чтобы почувствовать себя вновь свежим. Перед сном дед любил раскладывать пасьянсы. Знал он их великое множество и меня приохотил к этому занятию».

А вот её воспоминания о кабинете Д. М. Позднеева:

Д.М. Позднеев - Японский письмовник

Д.М. Позднеев - Японский письмовник

«Всё пространство от пола до потолка занимали простые, неостекленные стеллажи. Книг было очень много, и самых разнообразных: художественная литература, труды по истории, экономике, астрономии, географии, атласы, этнографические альбомы, словари, различные энциклопедии, издания на всех европейских и многих восточных языках. Дорогие фолианты в кожаных переплетах с тиснением и золотым обрезом чередовались с растрепанными книжками без переплетов, рукописями. Вся левая стена кабинета, у которой стоял письменный стол, — Япония и Китай. Нижние полки на этой стене — книги дедушки, его рукописи. У письменного стола — удобное кресло китайской работы из черного дерева, с резной, в шашечку, широкой спинкой. Слева от стола — низкая этажерка с листами чистой бумаги и копиркой… У противоположного стеллажа, разделенные курительным столиком, стояли два низких кресла полукруглой формы, обтянутые коричневой кожей. В углу у окна пряталась жесткая кушетка, на которой в короткие перерывы от работы отдыхал дед. После ареста библиотеку изъяли».

У Дмитрия Матвеевича была большая семья: шестеро детей - два сына и четыре дочки. Две из них продолжили дело отца, посвятив свою жизнь Востоку. Позднеев с семьей проживал в Толстовском доме а Петербурге, в квартире 660. Некоторые исследователи считают, что именно эта квартира была одним из прообразов «нехорошей квартиры» в булгаковском романе «Мастер и Маргарита». Дело в том, что Поздеев и автор указанного произведения были родственниками: дядя Михаила Булгакова был женат на сестре Дмитрия Матвеевича. Приезжая в Петербург, Михаил Афанасьевич часто останавливался у Позднеевых в той самой квартире. И если прямых доказательств того, что квартира Дмитрия Матвеевича имеет отношение к роману нет, то сама личность Позднеева явно повлияла на Булгакова при создании им образа Воланда. Посудите сами, как много совпадений в описании это героя и российским востоковедом:

- и Воланд, и Позднеев – востоковеды профессорского звания, специалисты по восточным рукописям;
- оба курили трубку;
- оба говорили низким басом;
- у обоих были одни и те же удивительные необычные черты во внешности, ярко выделявшие их из толпы, а именно: дорогие заграничные костюмы, высокий рост, разного цвета глаза, кривой рот, одна бровь выше другой, и, главное, левый глаз - «пустой, мертвый». Позднеев ещё в юном возрасте лишился левого глаза, в Японии ему изготовили глазной протез, который значительно отличался по цвету от живого правого глаза.

В общем, можно с уверенностью сказать, что Дмитрий Матвеевич не только оказал огромное влияние на развитие российского востоковедения, но и был в некотором роде катализатором создания одного из величайших произведений русской литературы.

Жизнь Дмитрия Матвеевича оборвалась трагически – 1 октября 1937 года он был арестован, а 30 октября профессор был расстрелян. На долгое время имя Позднеева было забыто. К счастью для российской науки, его научное наследие было восстановлено, хотя до сих пор изучено не полностью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *